Комментарии Профессор Александр Мазин: «Сегодня нет хороших решений»

Профессор Александр Мазин: «Сегодня нет хороших решений»

13 апреля ГАЗ возобновил работу. Были приняты беспрецедентные меры безопасности, но что-то пошло не так...

Событием дня 13 апреля стало возобновление работы Горьковского автомобильного завода, ради чего были приняты беспрецедентные меры безопасности. Но что-то пошло не так: бесконтактные термометры плохо работали на холодном воздухе, пришлось повторно измерять температуру работникам на проходной, и перед ней образовалась большая очередь, причем многие люди в ней были без масок и перчаток, да и социальная дистанция не соблюдалась. По данному факту возбуждено административное дело, руководство ГАЗа оперативно проводит настройку системы контроля состояния здоровья персонала, губернатор Глеб Никитин имел разговор с Президентом «Группы ГАЗ» Сорокиным, а в соцсетях много шума в связи с опасениями возможной вспышки коронавируса. Надо ли так рисковать ради возобновления работы предприятия? Вот что думает об этом доктор экономических наук, профессор РАНХиГС Александр Мазин.

– Возобновление работы Горьковского автомобильного завода – это просто поиск компромисса. Сегодня нет хороших решений. С чем сегодня столкнулась страна и региональные лидеры, которые ближе к людям? С тем, что люди в ужасе. Люди теряют средства к существованию. Люди в ужасе от потери работы, люди видят, что их ждет. И вообще социум российский оказался в таком страшном напряжении, и не только из-за болезни, которая сама по себе создает напряжение: люди ходят по улицам, они надевают маски, они обходят друг друга стороной. И вот эта тревожность проникает в сердца людей. Общество очень напряжено, люди реально боятся заразиться.

И одновременно с этим все понимают неизбежность мер, и карантина, и эти действия власти в общем-то встречают понимание населения. Но одновременно с эти люди теряют работу, рушатся бизнесы, рушатся фирмы. И государство откровенно сказало, что оно компенсировать серьезно это не сможет. Что сказало руководство нашей страны? Что в таких масштабах, в каких это делается за рубежом, у нас поддержки не будет. И чтобы компенсировать выпадающие доходы, люди вынуждены будут как-то резервы находить сами. Надо будет искать выход.

Малый бизнес частично порушится, потом что-то возродится, но то, что возродится, будет худшего качества, потому что набирать репутацию бизнесу очень непросто, и когда рушится старый, уже заявивший о себе бизнес, и на его обломках возникает новый, то этот новый может быть в первые месяцы и годы бизнесом, не обеспечивающим качество и гарантии, и так далее, то есть с малым бизнесом очень много проблем.

Но ведь есть крупные предприятия типа ГАЗа, и здесь действительно региональные лидеры оказываются перед серьезнейшей дилеммой: а что делать с тысячами и тысячами этих людей? Не платить им зарплату? Но на что они будут жить? Заставить собственника платить им зарплату? Но если у собственника нет доходов, откуда он возьмет деньги? Государство не обещает ему этих денег. В лучшем случае наше государство предоставляет ему отсрочку, а потом будешь возвращать эти деньги, а уж государство пойдет тебе навстречу и даст возможность возвращать постепенно.

И вот в этих условиях власть наша, нижегородская (и не только, ведь это же самое происходит в других регионах), мечется. Она мечется в поисках вот этого компромисса: как сделать так, чтобы и число больных не выросло и нам удалось сгладить этот пик эпидемии, и чтобы экономика региона не рухнула?

Посмотрите, что получилось, например, с транспортом. Мы видим, что многие наши частные перевозчики, в частности маршрутных такси, остановили перевозки, заявив, что у них нет возможности обслуживать маршруты, потому что людей стало гораздо меньше ездить и доходов нет. Но как только резко уменьшилось число маршруток, то оставшиеся автобусы и маршрутки стали переполненными. И какая там защита? Если один человек в этом переполненном автобусе окажется зараженным, то весь автобус немедленно заразится. И все это понимают, потому что психология борьбы с распространением вируса уже проникла в сознание населения, и люди с ужасом влезают в эти автобусы, понимая, что они страшно рискуют, но им просто некуда деваться.

Я понимаю и руководителя нашего региона, и мэра, которые делают ставку на увеличение муниципального транспорта. В данных условиях муниципальный транспорт действительно может как-то компенсировать сокращение числа маршруток, хотя в отдаленной перспективе я не считаю это идеальным решением.

Если начинает работать ГАЗ, это значит, что экономическая ситуация в регионе несколько улучшится. Люди будут чувствовать себя увереннее, хотя бы потому, что они будут видеть, что зарабатывают деньги, что им будет на что жить дальше. Но это, конечно же, создаст дополнительные риски распространения инфекции.

Да, наверное, руководство приняло правильное решение. Я, по крайней мере, не берусь судить, что нельзя было так поступать. Можно ли ослабить опасность какими-то профилактическими мерами? Да, конечно, можно. Но радикально – едва ли. Вот так и будем метаться в поисках компромисса. А далее жизнь покажет, правильное это было решение или нет. Если нас ждет в дальнейшем всплеск числа заболевших, жизнь объяснит нам, что это решение было преждевременным и неверным. Если подобного всплеска не будет, то руководство скажет, что мы правильно поступили: мы пошли на риск, и этот риск оправдался.

Сейчас в каждом регионе идет поиск подобных решений. И у меня рука не поднимается кого-то осудить. Я просто хорошо понимаю, что движет руководителями и региона, и отраслевых ведомств, которые принимают подобные решения.

Другое дело, что здесь мы видим внутренние противоречия, когда в одних случаях людей, которые вышли погулять с ребенком в сад, штрафуют, как в Москве, на 15 тысяч рублей, а, с другой стороны, люди набиваются в транспорт, как сельдь в бочку, и там едут. Явно несоизмеримы риски в первом и во втором случаях. И вот это внутреннее противоречие между мерами, которые направлены на снижение опасности распространения вируса, и мерами, которые связаны с призывами не выходить на улицу и с некоторыми репрессиями в отношении тех, кто нарушил эти распоряжения, конечно, раздражает людей.

Что можно порекомендовать власти? Всё то же, что я уже говорил раньше: чаще встречаться с людьми, чаще обращаться к ним, беседовать с ними, показывать, что боль людей власть чувствует, и проблемы чувствует, не отгородилась от них. У нас люди, которым многое можно объяснить, и они многое могут понять. Не надо недооценивать наших людей. И не надо думать, что мы чем-то в этом плане уступаем тем людям, которые живут в других странах. Ничем не уступаем, а во многом даже лучше. И надо опираться на людей, и надо идти им навстречу.

Я думаю, что решение дать работу ГАЗу, если оно будет сопряжено с соответствующими действиями профилактического характера, может, и пойдет на пользу. Но утверждать этого я не возьмусь.

Свежие новости

В центре Нижнего Новгорода горит Литературный музей Горького

Площадь возгорания объекта культурного наследия составляет двести квадратных метров.

Памятник Сталину открыли на Бору

Ранее нижегородские коммунисты открыли мемориальную доску Сталину в Шахунье.

Карантин по коронавирусу могут ввести в Дзержинске

Эта мера будет обсуждаться на областном оперативном штабе

Патрули проверили за сутки около двух тысяч нижегородцев

Это 17 процентов от общего числа проверок за все время режима повышенной готовности

Главное

В центре Нижнего Новгорода горит Литературный музей Горького

Площадь возгорания объекта культурного наследия составляет двести квадратных метров.

Памятник Сталину открыли на Бору

Ранее нижегородские коммунисты открыли мемориальную доску Сталину в Шахунье.

Другие публикацииПОХОЖЕЕ
Это вас может заинтересовать