Дурное к ночи Кошелек, кошелек! Какой кошелек?

Кошелек, кошелек! Какой кошелек?

Наша так называемая оппозиция ведет себя совсем не так, как ведет себя любая оппозиция. Оппозиция по определению борется за власть. И если ее не пускают к власти через участие в выборах (а наши как раз и жалуются, что их не регистрируют, снимают, что против них вбрасывают и рисуют), то оппозиция по полной программе использует все доступные средства агитации: митинги и шествия (санкционированные и запрещенные), пикеты, выступления с любой официальной трибуны, на которую только пустят оппозиционера.

Вот скажите, что делает оппозиционер, когда власти тащат его в суд? Ну, конечно, выступает с пламенными речами, обличая власть и разворачивая оппозиционную агитацию.

Осенью 1933-го в Германии попытались судить Георгия Димитрова. Поскольку дело было громкое, о поджоге Рейхстага, то его освещали в прессе и вели прямую трансляцию по радио. Но Димитров своими речами довел суд до того, что его 36 раз лишали слова, 5 раз изгоняли из зала суда. Потом прекратили трансляцию процесса.

И вот вспоминаю, как повел себя на суде оппозиционер Дмитрий Гудков. Он сверстал и выложил в своем ЖЖ «газету» с утверждениями о подкупе нижегородских депутатов в ходе выборов председателя гордумы в 2010 году. Получил иск, приехал в Нижний Новгород на слушания дела. И с утреца перед началом процесса взял и удалил pdf из своего LJ.

Не стал доказывать, что подкуп был, и что информация в «газете» верна. не стал обличать коррупцию, хотя именно к этому призывал местных хомячков. А попытался уничтожить доказательство. И когда его прижали (эксперт прямо в зале суда развернул коды страниц и доказал, что вот здесь была ссылка на файл, вот лежит сам файл, а вот здесь указано время, когда было внесено изменение), то стал дальше выкручиваться, упирая на то, что размещение ссылки на странице не является размещением материала.

Знаете, почему они так себя ведут? Да потому что они ни разу не оппозиционеры. И даже не политики. Они просто кормятся, прикидываясь оппозиционерами. Разводят хомячков (которые искренне лезут на рожон и получают административки и уголовки), а сами делают гешефт, и чуть что – сразу в несознанку. Как вор-карманник Костя Кирпич в исполнении Станислава Садальского. Успел бросить кошелек на пол, и поднимает крик о беспределе силовиков, взывает к общественности, мол, посмотрите, как фронтовику руки крутят. А силовикам в глаза свою теорию: «Нету у тебя методов против Кости Сапрыкина!» И издевается, паясничает: «Кошелек, кошелек! Какой кошелек?»

Это еще что. Тут один такой при первом же шухере дуршлаг на голову натягивает. И тоже кричит на весь интернет, мол открытка-открытка, какая открытка?

Я бы понял его, если бы он выступил с обвинительной речью против власти. Сказал бы, что есть человек, который и рад бы вернуться в Россию и вести здесь политическую деятельность, да опасается, что сразу сядет. И что не разрешают этому человеку его открытку здесь зарегистрировать, вот он и ищет иные способы содействовать оппозиции. Я не согласился бы с такими аргументами, но позицию оратора понял бы и в искренность его поступков поверил бы.

Но ведь нет. Заявляет, что не при делах, и требует доказательств. Не Димитров, не политик, не оппозиционер. Кормится.

И плевать бы на него, как до сих пор плевал. Но скажу сейчас совсем неприятное. Вот если бы этот гражданин признавал открытку, и разворачивал бы вокруг своего дела политическую агитацию, а не разговоры про отсутствие доказательств, то не потребовалось бы нынешним Жегловым и Шараповым каждый факт по его делу доказывать с особой тщательностью. И не нужны были бы обыски у свидетелей. И еще чего-то, что случилось, могло бы и не случиться.

Автор: Иван Юдинцев

Фото: Кадр их телефильма «Место встречи изменить нельзя» (Одесская киностудия, 1979)

Свежие новости

Заявка на протест

В шести регионах России на выборах в Госдуму пройдет электронное голосование.

Преступление и выборочное наказание

С Навальным поступили по закону, но дали повод в этом усомниться.

Ничтожные шансы малых партий

По итогам осенних выборов парламентские партии сохранят свои позиции.

Большие города, пустые поезда

Пассажирооборот ГЖД сократился больше, чем на четверть.

Любители собеседований

Нижегородцы откликнулись за год в среднем на 13 вакансий на Хэдхантере.

На берегу этой тихой Оки

Благоустройство Окской набережной начнется в марте.

Главное

Заявка на протест

В шести регионах России на выборах в Госдуму пройдет электронное голосование.

Преступление и выборочное наказание

С Навальным поступили по закону, но дали повод в этом усомниться.

Другие публикацииПОХОЖЕЕ
Это вас может заинтересовать