Дурное к ночи Гибель свидетеля

Гибель свидетеля

Три недели прошло, и, наверное, можно уже говорить всем, а не только кричать тем, кто раскручивается на крови? Я ни разу еще не написал о трагической гибели Ирины Славиной. Вот начну говорить, что думаю.

Начнем с того, кто погиб. С точки зрения уголовного процесса (если уж либералы требуют дело возбудить, то давайте говорить именно с точки зрения уголовного процесса), погиб не журналист. Погиб свидетель по уголовному делу. И если без эмоций, а строго по учебнику криминалистики, то проверку обстоятельств надо начинать с двух сторон: установление фактов (это делалось с первых же часов на месте случившегося) и проверка лиц, у которых были мотивы подвигнуть погибшую к такому поступку.

Да вот даже без учебника криминалистики обойдемся. Любой, кто смотрит «След» или какой-то еще детективный сериал, скажет, что если погиб свидетель по уголовному делу, то проверять надо для начала фигурантов дела. Потому что они заинтересованы, чтобы свидетель ничего не сказал. У них есть мотив. Это не значит, что они сделали что-то нехорошее. Но в очередь на проверку первыми именно фигуранты.

Есть обвиняемый, который на первый взгляд и мухи не обидит, но когда что-то внушает адептам с дуршлагом на голове, то трудно сказать, что именно он внушает и дано ли ему предугадать, чем слово отзовется.

Есть и еще более интересный персонаж – Михаил Ходорковский. Он на другом конце цепочки, которую как раз и раскручивает следствие, если верить публикациям в СМИ и в соцсетях. И вот уж у него-то такой бэк, что если бы мы жили в сериале, то майоры-опера Майский и Лисицын переглянулись бы и со словами «Наш клиент» помчались бы по адресу.

Читал, как либералы возмущаются в соцсетях, что следственный орган почти сразу заявил об отсутствии связи проведенных 1 октября следственных действий с трагедией, случившейся 2 октября. И уж как ерничают по этому поводу, как юродствуют, что, мол, поторопились отмазываться.

А Ходорковский-то ведь тоже быстренько заявил, что вообще не при делах. Этого наши либералы не заметили, но это было. И мне понятно, почему он так сделал. Ему совсем ни к чему даже намеки на возможную причастность к выше названному составу. Потому что для Европы он – политический, и осужден был за экономические преступления. Но если только ему предъявят составы, связанные с преступлениями против жизни и здоровья граждан, вполне может завестись экстрадиционное дело. Найдутся честный прокурор и принципиальный судья, и закрутится маховик. Не выдадут, конечно, но придется быстренько променять Швейцарию с Германией на Землю Обетованную, куда Михаила Борисовича, видимо, не тянет, раз он сразу там не осел.

Подчеркну: я вообще не вижу в этой ситуации признаков состава «Доведение до самоубийства». Но уж если кого и проверять на этот предмет, то не следователей, а именно фигурантов. Простите, что говорю всем известную истину, банальность, но, когда я читаю соцсети, у меня создается впечатление, что эту простую и понятную истину вообще забыли. Столько раз читал о гибели журналистки, и ни разу о гибели свидетеля по уголовному делу. А такое упоминание должно быть автоматическим, и текст о гибели свидетеля вообще-то должен сразу написать дежурный стажер любой редакции, причем с неизбежным упоминанием тех, кто в сериале (и в жизни тоже) облегченно вздохнул бы, узнав, что одним свидетелем по делу меньше. Все это знают, но делают вид, что в данном случае оно не так. Как в том европейском анекдоте, в котором вокруг была суббота, а тут среда.

Автор: Иван Юдинцев

Фото: Андрей Абрамов

Свежие новости

Заявка на протест

В шести регионах России на выборах в Госдуму пройдет электронное голосование.

Преступление и выборочное наказание

С Навальным поступили по закону, но дали повод в этом усомниться.

Ничтожные шансы малых партий

По итогам осенних выборов парламентские партии сохранят свои позиции.

Большие города, пустые поезда

Пассажирооборот ГЖД сократился больше, чем на четверть.

Любители собеседований

Нижегородцы откликнулись за год в среднем на 13 вакансий на Хэдхантере.

На берегу этой тихой Оки

Благоустройство Окской набережной начнется в марте.

Главное

Заявка на протест

В шести регионах России на выборах в Госдуму пройдет электронное голосование.

Преступление и выборочное наказание

С Навальным поступили по закону, но дали повод в этом усомниться.

Другие публикацииПОХОЖЕЕ
Это вас может заинтересовать