Позиция Выборы, как у нас

Выборы, как у нас

14 ноября отмечается День социолога. Эта дата связана с созданием в Париже Русской высшей школы общественных наук. Она была основана 14 ноября 1901 года, и здесь социальные науки были в основе преподавания. О том, какое влияние эта школа оказала на судьбу России, можно судить по тому, кто в ней в разное время преподавал или обучался. Это Луначарский, Троцкий, Ленин, лидер эсеров-боевиков Чернов. Мы должны понимать, что эта школа была создана под патронажем Западных стран для того, чтобы затем воздействовать на политическую и научную жизнь в России. Поэтому я бы сказал, что этот день и отсылку, которая положена в основу праздника, можно сравнить с тем, как имена революционеров-террористов до сих пор пребывают на картах русских городов.

Что же касается социологии в России, то, естественно, она появилась до 1901 года. И уже были в России социологические школы, такие, как географическая, позитивистская, субъективистская. Такие имена, как Данилевский, Мечников, Лавров, Михайловский, Кареев вписаны в историю мировой и русской социологии.

Ну а самым знаковым русским социологом до сих пор остается Питирим Сорокин, который после революции эмигрировал, и именно он основал социологический факультет в Гарвардском университете. Кстати, он преподавал социологию будущему Президенту Соединенных Штатов Джону Кеннеди.

В России после революции социология какое-то время развивалась в 20-х годах. Она была тогда чисто эмпирической, поскольку общество быстро изменялось, и надо было зафиксировать, что именно происходит. Поэтому происходили массовые обследования, замеры, и эмпирическая социология была на подъеме. Но в 30-х годах этот импульс постепенно затих, поскольку спроса со стороны государства на эти исследования не было. И их не было вплоть до начала 60-х годов.

И только в 60-е социологии снова разрешили быть общественной наукой. А до этого любая попытка говорить о социологии отвергалась на том основании, что у нас уже есть теория общества, это исторический материализм, и никакой другой нам не надо. Но затем было решено, что истмат – это именно теория, философия общества, но нужны и какие-то эмпирические данные. Поэтому был создан институт конкретных социологических исследований. С этого момента социология в нашей стране стала развиваться.

В Горьком у нас тоже была социология. Она начинала развиваться с Горьковского государственного университета, там была лаборатория. Затем появилось и Отделение Института социологии.

Но социология была тогда специфическая. Она обслуживала исключительно заказы и запросы со стороны партийных органов. В ту пору проведение одного опроса в год было целым событием. Затем года два эти результаты обрабатывались, осмыслялись. То есть социология выполняла вспомогательную роль и, в общем-то, оказывала незначительное влияние на жизнь общества.

Расцвет социологии, ее весна, когда мгновенно все расцвело, начинается с 1989 года. И в первую очередь выстрелила электоральная социология. Начались первые альтернативные выборы, и никто не знал тогда ни из кандидатов, ни из их помощников, организаторов, начальников штабов, как и что надо делать, то начали с того, что обратились к социологам, чтобы понять, вообще с чем имеем дело и с кем придется работать. Понятно, что в такой ситуации электоральная социология начала бурно развиваться.

Затем появились опросы, в которых граждане оценивали деятельность власти. Конечно, это производило фурор, поскольку никогда раньше никто у граждан не спрашивал, как они оценивают того или иного политика, или деятельность региональной или центральной власти.

Стали публиковаться всевозможные рейтинги. Рейтинги тогда привлекали внимание покруче, чем современные телевизионные шоу. Ну и, конечно же, стала развиваться маркетинговая социология. Вот этот период до начала 2000-х годов был золотым периодом отношения социологии и социологов с обществом. Поскольку общество

было тогда открытым, доверчивым и наивным. В нем была жажда новой информации. Оно с удовольствием принимало всю ту информацию, которую давали социологи в публичную сферу. И еще не понимало, что публичная социология – это социология манипулятивная. Что это социология, с помощью которой управляют обществом. Что это инструмент в руках власти или отдельных групп, который они используют для достижения своей цели.

Вот когда со временем общество стало более серьезным, взрослым, рациональным, эти вещи стали пониматься, и поэтому снизилось доверие к социологам и к результатам исследований, которые они публикуют. Даже возникло представление, что социологи часто ошибаются и дают недостоверную информацию.

Но на самом деле это не так. Дело в том, что есть публичная социология, и есть социология закрытая, социология для заказчиков. Вот для заказчиков социология всегда очень точная и правильная. Именно за нее деньги и платят. А публичная социология дает искаженную картину мира, и поэтому отношение к ней должно быть достаточно скептическим. Надо просто рационально подходить к этим данным и понимать, для чего они вообще были выпущены в публичную сферу, и что с помощью этих данных хотят достичь те, кто организовал публикацию этих данных и соответствующим образом их сгруппировал.

Поэтому социология была и осталась. Она дает очень важные сведения об обществе, фиксирует изменения в обществе. И при правильном отношении к этой информации можно очень многое узнавать.

В последние дни социология снова оказалась в центре внимания в связи с выборами в Соединенных Штатах. Многие ставят в упрек социологам то, что они как будто бы неверно предсказали, как будут распределяться голоса. Они давали слишком большое преимущество Байдену на выборах, в то время, как на самом деле, по официальным данным, Байден и Трамп идут с достаточно близкими показателями во многих штатах. Но надо иметь в виду, что в США президента непосредственно выбирают не избиратели, а выборщики от штатов, и поэтому там большое значение имеет не общее количество голосов, которое получил кандидат, а в скольких штатах он получил преимущество и сколько выборщиков эти штаты представляют в коллегию для окончательного голосования. И вот именно борьба за штаты, которая шла в ходе предвыборной кампании, с помощью определенных манипулятивных технологий, и выигрывается сейчас штабом Байдена. Когда говорят, что на выборах в Соединенных Штатах имели место фальсификации, то надо сразу сказать, что да, имели, и не могли места не иметь. Потому что когда выборы начинались у нас в России, и никто не знал, как их проводить, то в том числе, никто не знал, как заниматься манипуляциями и подтасовками. И все технологии, которые тогда вновь формируемые, еще молодые команды по обеспечению выборов, работавшие на конкретных кандидатов, освоили, – все эти технологии были завезены с Запада. Поэтому, когда мы сейчас сталкиваемся с фальсификациями на наших

выборах и ими недовольны, мы должны понимать, что это тоже один из «подарков», которые мы получили с Запада, наряду со свободными выборами и свободным рынком. Мы получили и технологии манипуляции и фальсификации. Поэтому ничего необычного в том, что такого рода технологии используются на нынешних выборах в США, нет. Ведь именно там они и были выработаны, опробованы и затем экспортированы в другие страны.

Александр Прудник, социолог

Фото: Никита Вертлин

Предыдущая статьяВузы и зумы
Следующая статьяБолеть, но не заболеть

Свежие новости

А так нельзя было!

Владимир Путин прокомментировал «недавние волнения».

На кой нам на койку?

Ковидные койки начали сворачивать в Нижегородской области.

Введут ли в России карточки?

Счетная палата опасается дефицита продуктов из-за сдерживания цен.

Скучная полицейская хроника

Власти делают вид, что не замечают акций в поддержку Навального.

«Выборочно и произвольно»

Задержаны 90 участников акции в поддержку Навального в Нижнем Новгороде.

Не тусовка пришла, а молодежь

Политолог Валентина Бузмакова об акции в поддержку Навального в Нижнем Новгороде.

Главное

А так нельзя было!

Владимир Путин прокомментировал «недавние волнения».

На кой нам на койку?

Ковидные койки начали сворачивать в Нижегородской области.

Другие публикацииПОХОЖЕЕ
Это вас может заинтересовать